- Откуда пушнина? - Из Штатов, вестимо!

 

 

 

Как ослабление российской экономики отзывается на американском пушном промысле.

 

 

 

Слабая  российская  экономика  "дотянулась"  до  американских  охотников-промысловиков

 

15 января 2015 г. Брайан Коджилл готовится упаковать бобра, попавшего в его капкан. Limington, штат Мэн. Спад рынков в странах - крупных потребителях мехов, таких как Россия, Китай и Корея негативно сказывается на ценах, а недавние теплые зимы отнюдь не помогли ни промысловикам, ни торговцам мехами. (AP Photo/Robert F. Bukaty) Photo by The Associated Press/Times Free Press.

 

LIMINGTON, Maine — Брайан Коджилл надевает зеленую куртку с капюшоном, высокие болотные сапоги, бобровую шапку (сшитую из шкурки бобра добытого им самим) и отправляется в заснеженный лес на поиски добычи.

 

Рослый, сильный, широкогрудый, с густой темно-рыжей бородой и розовым цветом лица, он тяжело шагает по снегу через лес, чтобы проверить ловушки, способные убить животное за пять минут. Дойдя до замёрзшей запруды, он пробивает лунку в 4-х дюймовом льду, и вытаскивает из ледяной воды 45-фунтового бобра.

 

Пять лет назад его шкурка принесла бы охотнику 50$. Сегодня, вероятно, - половину того.

 

Экономические проблемы, включая неблагоприятную конъюктуру рынка в странах - крупных потребителях мехов (таких как Россия, Китай и Южная Корея), а также сохраняющаяся тенденция к отказу от мехов в результате проблем имеющих отношение к защите диких животных, делают Брайана Коджилла одним из всё сокращающегося числа охотников занимающихся пушным промыслом.

 

"Я люблю капканную охоту, поймите меня правильно, но я не собираюсь ставить ловушки просто так, ни для чего" говорит Коджилл. "Если нет спроса на мех, я должен буду сидеть на нем. Сейчас все склады забиты мехами, и никто их не покупает".

 

Низкий спрос заставил некоторых его сотоварищей «смотать удочки» - сказал Коджилл, президент Ассоциации промысловиков штата Мэн.

 

В США насчитывается от 160 до 250 тысяч охотников занимающихся промыслом пушного зверя - говорят отраслевые эксперты. Их можно найти по всей стране, а не только в снежных северных и гористых штатах.

 

Как утверждает Коджилл - в Мэне количество промысловиков снизилось приблизительно на 30 процентов с начала 1980-х годов, когда их число составляло около 5 000 человек.

 

Цены на шкуры бобра и ондатры за год снизились приблизительно на 30 %, цена на ондатру опустилась ниже 6$ за шкурку, а цена на норку, за 5 лет, снизилась на, приблизительно, 40 % - сказал Марк Дауни, генеральный директор Fur Harvesters Auction Inc., аукциона, который торгует исключительно мехами диких животных, а не вольерного содержания. Fur Harvesters не продавали шкурок енота на аукционе 22 января в Онтарио из-за отсутствия международного спроса.

 

Из-за валютных проблем, включающих экономические санкции и низкую стоимость рубля, Россия импортирует меньше мехов чем раньше. В России существует своя промысловая отрасль, но, для того чтобы удовлетворить огромный спрос, обширная, холодная страна во многом зависит от американского экспорта - сказал Дэйв Гастингс, редактор журнала Fur Taker Magazine и председатель Национальной ассоциации промысловиков (National Trappers Association/Fur Takers of America Alliance).

 

Меховые шубы, шляпы и воротники, которые всё ещё любят российские покупатели, зачастую поступают из Китая, который изготавливает их из обработанных шкур, которые, в свою очередь, импортирует из США.

 

Как говорят эксперты - меха диких животных составляют, приблизительно, четверть или немного меньше международного рынка пушнины, так что, работа промысловиков как Коджилл - это часть индустрии предметов одежды, о которой редко думают потребители , не говоря уже о том чтобы заметить её.

 

Охотники ставят капканы, ловят и убивают животных, многие промысловики сами высушивают, растягивают и выделывают шкуры. Часто, после этого, они продают шкурки брокеру, который отправит их для публичных торгов на какой-нибудь из крупных канадских аукционов. Туда, где перекупщики, кожевники, производственники и другие брокеры могут купить их, прежде чем они будут превращены в одежду.

 

Весь процесс занимает приблизительно 12 - 15 месяцев - говорит Коджилл.

 

Американские промысловики переживали трудности и в прошлом, включая конец 1980-х годов - после обвала фондового рынка, из-за непостоянной природы покупательского спроса на меха и воздействия кампаний защитников животных - говорят Гастингс и другие представители отрасли.

 

Для многих, если не для большинства промысловиков это занятие - не единственная работа, прежде всего потому, что времени она отнимает много, а прибыли приносит мало - сказал представитель Национальной ассоциации промысловиков Дэйв Линхарт, охотник из Ксении, штат Огайо. Слабый спрос на меха, такой как сегодняшний, может означать, что промысловик получит не больше 3000$ за 600 шкурок добытых в течение 3 месяцев - сказал он.

 

Брайан Коджилл из штата Мэн оплачивает свои счета в это время года, работая на снегоочистителе.

 

В последние годы, меховая промышленность в США также испытала медленное, но заметное падение приемлемости её продукции. Опрос общественного мнения, проведенный институтом Гэллапа в 2014 году, выявил, что количество респондентов, считающих что покупка и ношение одежды из меха является нравственно приемлемым составляет 58 %, на 5 % меньше чем 10 годами ранее.

 

В спаде отрасли есть и свои светлые стороны. Молли Маттезон, старший научный сотрудник аризонского Центра биологического разнообразия, сказала, что сокращение промысла будет означать уменьшение шансов, что непромысловые животные попадут в ловушки и капканы.

 

Отрасль смотрит на вещи оптимистически, надеясь, что трудности Китая скоро закончатся. Растущий средний класс страны создает больший спрос - сказал Кит Каплан, исполнительный директор находящегося в Лос-Анджелесе Американского пушного информационного совета (Fur Information Council of America). Слабый рынок также означает, что розничные цены на меха в США, снижаются - сказал он.

Add comment

Запрещается нецензурная брань и безосновательные обвинения

Security code
Refresh